В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. Слово – princip cognoscendi

В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. Слово – princip cognoscendi


Но каждой Божьей твари

Как знак родства

Дарован голос для

Общенья, пенья:

Продления мгновенья,

Минуты, дня.

И. Бродский


Мы все не столько знаем, сколько, не вдумываясь, верим или привыкли к тому, что Слово (язык) – это Бог, слово – это целый мир, слово есть архетип культуры, слова – воплощение разума, слово – микрокосм сознания, слово – плоть (А хлеб – веселье). В. Ф. Гумбольдт и Г. Г. Шпет, создавшие учение о внешних и внутренних формах языка и слова, открыли новые пути к пониманию подобных удивительных сентенций, ставших схематизмами человеческого сознания. Напомню наиболее яркие высказывания Гумбольдта, рассматривавшего язык не как продукт деятельности (Ergon), а, как деятельность (Energeia): «Язык следует рассматривать не как мертвый продукт (Erzeugtes), но как созидающий процесс (Erzeugung)» [Гумбольдт 1984: 69]; «Каждый язык содержит в себе самобытное мировоззрение. Как отдельный звук встает между предметом и человеком, так и весь язык в целом выступает между человеком и природой, воздействующей на него изнутри и извне. Человек окружает себя миром звуков, чтобы воспринять в себя и переработать мир вещей. Эти наши выражения никоим образом не выходят за пределы простой истины. Человек преимущественно – да даже и исключительно, поскольку ощущения и действия у него зависят от его представлений, – живет с предметами так, как их преподносит ему язык. Посредством того же самого акта, в силу которого он сплетает (herausspinnt) язык внутри себя, он вплетает (einspinnt) себя в него; и каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, откуда человеку дано выйти лишь постольку, поскольку он тут же вступает в круг другого языка» [Гумбольдт 1984: 80].

Значит, язык – это и ткань и круг – сфера. Этот «круг» получал различные наименования: Globus intellectualis (Лейбниц), духосфера и пневмосфера (П. А. Флоренский), ноосфера (В. И. Вернадский), психосфера (В. А. Звегинцев), семиосфера (Ю. М. Лотман), когитосфера, интернет и т. п. Все перечисленные сферы свое наиболее полное выражение находят в материи языка, в слове. Посредством слова они и формируются. Сказанное относится не только к духовно познавательным сферам деятельности, но и к духовно практическим, например, к искусству, к техносфере.

Гумбольдт выражал живую убежденность в том, что «человеческое существо обладает предощущением какой то сферы (возможно, сферы сознания – В. 3.), которая выходит за пределы языка и которую язык, собственно, в какой то мере ограничивает, но что все таки именно он – единственное средство проникнуть в эту сферу и сделать ее плодотворной для человека…» [Там же: 171]. Такое предощущение вполне оправдано, поскольку «слово – универсально, как само сознание, и потому оно – выражение и объективация, реальный, а не только условно признанный репрезентант всего культурного духа человечества: человеческих воззрений, понимания, знания, замыслов, энтузиазмов, волнений, интересов и идеалов» [Шпет 2007: 165]. Любое специфическое определение слова включает его отношение к смыслу. Итак, слово (язык) – это действительно целый мир; оно больше, чем средство, медиатор, артефакт, знак, стимул, команда, сигнал и т. п. Вся в слове истина дана, как, впрочем, и вся ложь. Но! «Слово – не обман, не символ только, слово – действительность, вся без остатка действительность есть слово, к нам обращенная, нами уже слышимое, ждущая вашего, философы, уразумения…» [Там же: 196–197]. И при всем при том: За поверхностью каждого слова таится бездонная мгла.

Гумбольдт вступает в круг другого языка


В. фон Гумбольдт



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Слово как путь к истокам мысли (точка расхождения). Часть 3
  2. Слово без слова. проблема остается. Часть 2
  3. Слово как путь к истокам мысли (точка расхождения). Часть 6
  4. Слово как путь к истокам мысли (точка расхождения). Часть 2
  5. Слово как путь к истокам мысли (точка расхождения). Часть 5