V

Глава V «Т.н. электромагнитные волны» или « Эфир» - ?

«…Наше сегодняшнее непонимание фундаментальных законов физики не позволяет нам «ухватить» понятие «разум» в физических или логических терминах…»
Роджер Пенроуз
«Новый разум императора»

Реальность и – описание реальности… вот о чём речь.
«Механистическую» картину мира отвергли, как устаревшую… т.е. не то чтобы совсем отвергли, а наложили поверх неё «энергетическую» картину мира.
Получилось что-то очень неясное, сложное для понимания, а местами и вовсе невразумительное… затем – остались «чудеса»…
И, самое главное – осталась непонятна сама природа явлений… ни инерция, ни гравитация, ни электричество – оказываются необъяснёнными.
Да что там: самое простое и очевидное – движение, «быть здесь и не здесь»…
Почему так? – задались мы вопросом, и, в конце концов, поняли: «объёмно-геометрический» способ описания реальности, заложенный ещё Декартом… всё «привязано» к этому способу описания реальности.
Стало быть, надо искать другой способ описания реальности.
Ситуация примерно такова: вот здание, которое, с одной стороны, уже долго и достаточно надёжно нам «служит»… но у нас появились новые потребности, и кое-что в этом здании нас уже не устраивает… и – каковы наши действия?
Очевидно, что-то придётся перестраивать… что-то разрушать, где-то достраивать по-новому… иначе – никак!
Вот так примерно и следует понимать содержание этой главы: что-то – на наш взгляд устаревшее – будем разрушать, выносить мусор, расчищать строительную площадку.
Напомним ещё раз, что по этому поводу говорил Макс Планк:
| 1 |, с. 228:
…каждая физическая теория представляет собой конструкцию, которую ум исследователя возводит по собственному усмотрению так, как ему удаётся, и если эта конструкция достаточно хорошо соответствует заданию возможно точнее отобразить природу, то всё же никогда не удастся доказать, что эту конструкцию нельзя улучшить.
Однако в любом случае конструкция нуждается в твёрдом основании, чтобы не повиснуть в воздухе. И если постулат нерушимой причинности не подходит больше для того, чтобы служить основанием, как было до сих пор, то напрашивается контрвопрос: что тогда должно служить основанием «акаузальной» (непричинной – авт.) физики?
Потому что никакая физическая теория не может развиваться без какой-либо предпосылки…

Вот об этом – о «предпосылке»…
Понятно, что претендовать на создание физической теории мы не можем, не наш уровень, не та квалификация. А вот о «предпосылке» – вот об этом…
Сначала было пустое пространство, в котором «тела» – «материальные точки» – движутся, сталкиваются, разлетаются по раз навсегда установленным правилам («законы динамики Ньютона»).
Человек здесь – наблюдатель, свидетель… и рядом с ним – часы, отмеряющие равные интервалы времени.
Понятие «энергия» в этой понятной для нормального человеческого разумения картине ничего – в принципе – не изменило…
Много прибавило в объяснении строения материи, свойств материи, но принципиально – ничего нового в эту «объёмную геометрию» не добавило.
Затем появился «четырёхмерный пространственно-временной континуум» и «абсолютный центральный пункт» - скорость света в любой инерциальной системе отсчёта, мировая константа «с», - и понятность кончилась.
Пространство искривилось, временные интервалы почему-то стали зависеть от скорости, и «всё такое»…
Понятность – кончилась.
Видеть в этих достижениях науки победу разума – значит издеваться над здравым смыслом… если понятность кончилась, то это не победа, а откровенное сокрушительное поражение… извините – катастрофа!

…Всё же я не хочу здесь заходить столь далеко, чтобы требовать ответа на этот вопрос. Мне будет достаточно, если какие-либо веские основания будут приведены в пользу того, что причинная физика не в состоянии объяснить опытные факты, что таким образом, быть может, рама, в которую она хочет втиснуть явления природы, слишком узка…

Ну, знаете… а непонятность – это не достаточно веское основание? А то, что все исходные физические понятия недоопределены с самого начала – это недостаточное? То, что мы не можем понять самого элементарного – механического движения, вот этого «быть здесь и не здесь» - не достаточно?
А, извините, «чудеса» – и этого недостаточно?

…Вопрос об условиях, которые несомненно определяют течение природного процесса, необходимо принципиально отделить от дальнейшего вопроса о том, осуществимы ли экспериментально эти условия и в какой степени…

Ну вот, это – другое дело… принципиально отделить условия природных процессов (т.е. – реальности) – от наших возможностей эти условия создать… вот, это – другое дело.
Впрочем, это – «так»… «принять к сведению»…
Послушаем-ка ещё одного нобелевского лауреата:
| 19 |, с. 155:
…Что же такое идейное обоснование физической теории?
На самом деле это просто ловкий способ быстро делать вывод.
Философская, или, как её ещё иногда называют, идеологическая интерпретация закона является лишь способом, позволяющим держать этот закон в голове в виде, пригодном для быстрого отгадывания его следствий.
Некоторые говорят (и они правы, например, в случае уравнений Максвелла): «Бросьте вы вашу философию, все эти ваши фокусы, а лучше угадывайте-ка правильные уравнения. Задача лишь в том, чтобы вычислять ответы, согласующиеся с экспериментом, и если для этого у вас есть уравнения, нет никакой нужды в философии, интерпретации или других словах».
Это, конечно, хорошо в том смысле, что, занимаясь одними уравнениями, вы свободны от предрассудков и вам легче отгадывать неизвестное.
Но, с другой стороны, может быть, именно философия позволяет вам строить догадки.
Здесь трудно сделать окончательный выбор…»

Ну, что… это смешно, конечно, однако мы не удержимся от замечания: на наш-то взгляд, никакого выбора здесь быть не может… никакого противоречия между математикой и «предпосылкой» быть не должно… а если вопрос о выборе возникает, то это значит лишь одно: надо что-то менять, и, скорее всего, менять надо «предпосылку».
Поэтому – прогуляемся-ка по зданию «храма науки»… наметим план реконструкции.
Для начала – ещё раз об эфире.
Почему?
Потому что эфир необходим для существования электромагнитных волн… без эфира волны уже не волны, а что-то другое…
А именно:
ТО, ЧЕГО НЕТ В ПРИРОДЕ ВЕЩЕЙ

ТО, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В УЧЕБНИКАХ
ФИЗИКИ
(в головах учёных)

Потому что отказ от эфира должен был повлечь за собой и отказ от всего «объёмно-геометрического», это было бы принципиально, последовательно и честно.
Вместо этого физики выдумали электромагнитное поле, вообще «поле» - как второй вид материи.
И мы сделали вид, что – поняли… тогда как на самом деле – никто ничего не понял, потому что этот второй вид материи – ПОЛЕ – НЕПОНЯТЕН В ПРИНЦИПЕ!
А когда мы осознали (ЧЕСТНО СЕБЕ ПРИЗНАЛИСЬ), что не понимаем, что такое «поле», то тут же обнаружилось, что, по большому счёту, мы не понимаем и первый вид материи – «вещество», да это бы и не большая беда, однако не понимаем-то мы, прежде всего, что такое мы сами…

Но всё началось с эфира, поэтому – ещё раз об эфире:

| 1 |, с. 57:
…Грандиознейшая, но, вероятно, последняя попытка свести все явления природы к движениям содержится в механике Генриха Герца. Стремление механистического мировоззрения к единому образу мира получило в ней идеальную законченность. Механика Герца есть не физика настоящего, а физика будущего или, так сказать, своего рода физическое исповедание веры.
Она устанавливает программу такой высокой последовательности и гармонии, которая далеко оставляет за собой все прежние попытки, направленные к той же цели. Герц не довольствуется тем, что постулирует возможность полностью провести механистическое мировоззрение на основании допущения о движении простых однородных материальных точек, единственных подлинных кирпичей Мироздания. Он идёт дальше той точки зрения, которую занял Гельмгольц в своей работе о сохранении силы, и совершенно отрицает различие между потенциальной и кинетической энергией, а вместе с тем и все те проблемы, которые связаны с исследованием отдельных видов энергии. По Герцу, существует не только единственный вид материи, материальная точка, но и единственный вид энергии – кинетическая энергия.
Оказалось, что среди физический явлений, исследованных точнее всего, имеется большая группа явлений, которая представляет, по-видимому, непреодолимое препятствие для последовательного проведения механистического мировоззрения.
Я перехожу к самому больному месту механистической теории – к световому эфиру. Стремление истолковать световые волны, как движения чрезвычайно разреженного вещества, возникли одновременно с волновой теорией Гюйгенса. С тех пор успел смениться целый ряд различных представлений о строении этой загадочной среды. Существование материального светового эфира является необходимым постулатом механистического мировоззрения, так как, согласно последнему, движение
должно быть всюду, где есть энергия, а где есть движение, там должно быть то, что движется.
Но свойства эфира резко отличаются от свойств всех остальных известных веществ: такова, например, чрезвычайно малая плотность и в то же время огромная упругость, которая обусловливает необыкновенно большую скорость распространения световых волн. Согласно Гюйгенсу, который считал световые волны продольными, можно было ещё представлять себе эфир в виде разреженного газа. Но, по Френелю, который доказал поперечный характер световых волн, об эфире можно говорить только как о твёрдом теле, поскольку газообразный эфир не был бы в состоянии передавать поперечные волны.
Поэтому пришлось считать эфир твёрдым телом, которое обладает тем странным свойством, что небесные тела проходят сквозь него без заметного сопротивления.
Но это было только началом затруднений. Всякая попытка приложить уравнения теории упругости твёрдых тел к эфиру приводила к необходимости существования продольных волн, которые на самом деле не существуют, во всяком случае не могли быть открыты, несмотря на разнообразные тщательные поиски.
Оказалось, что невозможно вывести электродинамические явления в свободном эфире из единой механистической гипотезы. А между тем эти явления изображаются при помощи дифференциальных уравнений Максвелла-Герца с удивительной простотой и точностью, проверенной до мельчайших подробностей. Самые законы были, таким образом, известны во всех подробностях, а механистическое объяснение этих простых законов оказалось окончательно неосуществимым. Во всяком случае я думаю, что не встречу серьёзных возражений со стороны физиков, если скажу, подводя итоги, что допущение о точном соответствии с действительностью простых дифференциальных уравнений Максвелла-Герца не совместимо с возможностью механистического истолкования электродинамических явлений в чистом эфире.
Ввиду такого положения вещей, которое оказалось крайне затруднительным и даже загадочным для теоретической физики, естественно может возникнуть мысль, нельзя ли подойти к вопросу о световом эфире с совершенно другой стороны. Не существует ли каких-либо принципиальных оснований, вследствие которых потерпели неудачу все опыты, относившиеся к механическим свойствам эфира?
Что, если все рассмотренные о плотности, об упругих свойствах эфира, о продольных эфирных волнах, о связи между колебаниями эфира и плоскостью поляризации, о скорости земной атмосферы относительно эфира – окажутся вовсе не имеющими физического смысла?
… Что, если световые волны распространяются в пространстве, совершенно не связанные с каким-либо материальным носителем?
… Излишне подчёркивать, что такой взгляд несовместим с механистическим мировоззрением…

| 19 |, стр. 148:
… Он (Максвелл – авт.) объединил все законы электричества, открытые Фарадеем и другими учёными, работавшими до него, разобрался в том, что у него получилось, и понял, что с математической точки зрения один из этих законов противоречит другим.
Для того, чтобы всё это выправить, ему нужно было добавить в уравнения ещё одно слагаемое.
Так он и сделал, придумав для себя модель из расположенных в пространстве шестерёнок и зубчатых колёс.
Он нашёл, каким должен быть новый закон, но никто не обращал на этот закон никакого внимания, так как никто не верил в его механизмы.
Сегодня мы тоже не верим в эти механизмы, но полученные Максвеллом уравнения оказались правильными.
Так что рассуждения могут быть неправильными, а ответ – верным…»

Рассуждения не правильные, а ответ – верный…
Забавно!
Итак, что же получается?
Максвелл предположил, что электромагнитные волны – есть… т.е. – есть эфир, и в этом эфире распространяются волны… и что свет – это тоже электромагнитные волны… но как это может быть представлено – он сообразить не мог, и потому составлял уравнения и рисовал шестерёнчатые передачи…
Потом все шестерёнки выкинул, а уравнения остались до сих пор.
Далее.
Генрих Герц, желая доказать, что все эти максвелловские «шестерёнки» есть глупость и бред, на практике обнаруживает, что, хоть шестерёнок никаких и нет, зато электромагнитные волны – есть… энергия непонятным образом передаётся в пространстве.
Далее.
Майкельсон докажет, что эфира нет, а Эйнштейн предположит, что свет существует в виде порций, и создаст теорию фотоэффекта, и получит за это Нобелевскую премию, и подружится с Максом Планком…
Далее - торжество науки, Гейзенберг, Дебройль, Паули, корпускулярно-волновой дуализм… электрон – это тоже волна… торжество науки, одним словом.

И как-то неловко уже признаваться – даже самому себе – что для нормального человеческого разумения всё это – совершенно не понятно… что без эфира всё это «повисает в воздухе» наподобие максвелловских шестерёнок…

Ну что ж… А мы – вот что… Проявим-ка честность… чего нам, собственно, бояться?
Вот решительно и постулируем: мы ошиблись в «предпосылке»!
Не об эфире надо было толковать, а об «объёмно-геометрическом» описании реальности…
Не от эфира отказываться, а от «объёмно-геометрического» описания физической реальности… или тогда это уже будет не «физическая реальность», а просто реальность – такая, какая она есть… будет сама ПРИРОДА ВЕЩЕЙ?

Напомним-ка, что по поводу эфира думал сам Ньютон (| 3 |):

«…Теперь следовало бы кое-что добавить о некотором тончайшем эфире, проникающем все сплошные тела и в них содержащемся, коего силою и действиями частицы тел при весьма малых расстояниях взаимно притягиваются, а при соприкосновении сцепляются, наэлектризованные тела действуют на большие расстояния, как отталкивая так и притягивая близкие малые тела, свет испускается, отражается, преломляется, уклоняется и нагревает тела, возбуждается всякое чувствование, заставляющее члены животных двигаться по желанию, передаваясь именно колебаниями этого эфира от внешних органов чувств мозгу и от мозга мускулам.
Но этого не может быть изложено вкратце, к тому же нет и достаточного запаса опытов, коими законы действия этого эфира были бы точно определены и показаны».

Смотрите, Исаак Ньютон НЕ МОЖЕТ освободиться от ОЧАРОВАНИЯ «объёмной геометрии»…
Но вчитайтесь внимательно в этот текст, и вы тут же поймёте, что он (Ньютон) по существу – уже ВЫСВОБОДИЛСЯ… его ЭФИР – это не принадлежность «объёмной геометрии», а, скорее, некий АГЕНТ РЕАЛЬНОСТИ… ФУНКЦИЯ, обеспечивающая существование реальности.
И не случайно он категорически отказывался признавать СВЕТ – волнами…
Не из упрямства, нет…
У него была гениальная интуиция!
(легко представить себе, ЧТО БЫ БЫЛО, если бы Ньютон познакомился вдруг с Планком и Эйнштейном… «мальчишки» - сказал бы он, - «дальтоники»… вот как устроено: … - и ВЫКАТИЛ БЫ ИМ НАШУ «ПУЛЬСИРУЮЩУЮ» модель… да-да, примерно так и было бы)

…А вот – «проверим-ка здание на прочность»…
Тряхнём-ка ПО-РУССКИ, ОТ ДУШИ, - этот СОЛОМОНОВ ХРАМ НАУКИ!
Что там будет с этими всеми надстройками нового времени?
Соотнесём их с фактами реальности.
Вот, к примеру… ни один факт реальности не подтверждает самостоятельного существования электромагнитных волн!
Все известные факты, как будто бы утверждающие существование электромагнитных волн, на самом деле это существование вовсе не утверждают!
Всё, что нам известно, есть лишь факт передачи энергии от одной вещественной структуры - к другой, «через пустое пространство», без посредничества каких-то промежуточных вещественных структур…
И ни один факт реальности не может рассматриваться как ДОКАЗАТЕЛЬСТВО самостоятельного существования электромагнитных волн…
Т.е. – можно, конечно, предположить, что некие такие «волны» в реальности - есть…а ведь можно и так понять, что представление об электромагнитных волнах есть лишь способ объяснения факта передачи энергии через «пустое», т.е. свободное от вещества, пространство – ведь реальность мы представляем и описываем исключительно «объёмно-геометрически», иначе мы не умеем…

И это при том, что «зрительная интерпретация электромагнитных волн невозможна» (Макс Планк)!

Возвращаясь к ЭФИРУ:
Ясно, что эфир как компонент «объёмной геометрии» - не существует.
Ясно, что отрицать факт передачи энергии от одной вещественной структуры к другой – «через пустое пространство» - не приходится.
Ясно, что передаётся «через пустое пространство» не ЭНЕРГИЯ, а ИНФОРМАЦИЯ.
Ясно, что без ЭФИРА передача информации через «пустое пространство» - невозможна… должен быть конь, и должен быть всадник, в сумке которого – сообщение.
Стало быть…
Вывод:
Не годится САМ СПОСОБ ОПИСАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ.
Вся «объёмная геометрия» приспособлена только для нашей прикладной деятельности – здесь, на Земле… прорыть канаву, вскопать поле, построить дом, посадить дерево, сделать меч и щит.
Это – всё.

Ну, а дальше – наша идея о «пульсирующей модели»… всё естественно и органично, мы, вслед за УЧИТЕЛЕМ (И.Ньютон в данном случае) – «гипотез не измышляем».
Нет, никаких гипотез.
- ТАК ЕСТЬ – говорим мы, - а дальше – ваше дело… можете не соглашаться, нам – по большому счёту – ВСЁ РАВНО… «ПО БАРАБАНУ»
(потому что мы-то уже твёрдо знаем, что мы – правы…. СВЕТ ИСТИНЫ – его ни с чем не спутаешь, знаете ли)

Для ПРАВИЛЬНОГО ОПИСАНИЯ ПРИРОДЫ ВЕЩЕЙ требуется иной подход, иной метод.
При ПРАВИЛЬНОМ описании реальности должно существовать такие три компонента:
Вещественные структуры, Математические фикции и Эфир.

Вещественные структуры и – «математические фикции» – и «эфир» (!) – вот действительное содержание физической реальности.

Причём порядок соотношения – таков:

Вещественные структуры – Эфир – «математические фикции»

Да, вот так… так организована «физическая реальность».
Эфир – это та среда, в которой информация («математические фикции») воздействует на энергию, её ИН-ФОРМИРУЯ
Эфир – среда, общая для энергии и информации… «прослойка» между миром тонким и миром грубым, явленным и – неявленным…
Эфир – это то, что, разделяя – объединяет.

Все другие ВЕРСИИ о природе эфира – именно действительно «бредовые идеи», плоды хитроумия, пытающегося удержать сознание в каземате «объёмной геометрии».















































































































Смотрите также:

No related posts.