~vanity fair~

А ты сегодня сделал доброе дело? (с)

Можете сколько угодно называть меня злой, негуманной, недобродетельной, немилосердной, но я никогда не пойму большинства людей, занимающихся благотворительностью. Пожалуй, единственное, что мне кажется реальным - это помогать ребятам в детских домах, согревать их не только теплой одеждой и плюшем игрушек, но и душевным теплом. Но, к сожалению, всех ни приласкаешь, а, как показывает практика, вещи, привозимые в интернаты, разворовываются воспитателями: забираются домой, для своих детей, или продаются на местных рынках. Еще одна вещь - приюты для животных. Они все такие милые, мохнатые, одинокие, некоторые больные, страдающие от несправедливости людей. Впрочем, их отличие от детишек в интернатах только в том, что в приютах они перестают от нее страдать.
А теперь к сути. Есть у меня одногруппница, милая и наивная девочка, мечтает работать в Гринписе или WWF (для меня, что одно, что другое...).Отличные организации, правда. Если бы я не была столь честолюбива, я бы, пожалуй, создала что-нибудь наподобие: шикарный способ зарабатывать деньги, просто давя на жалость. И ведь жертвуют люди на спасение длинношерстной антарктической каракатицы, и чувствуют себя волшебно. И ведь не задумываются, что
а) Такого вида может не существовать в природе.
б) Она вымирает не потому что злые дяди-браконьеры гонятся за деликатесной икрой и ценной шерстью, а потому что выпала из пищевой цепочки антарктических ведблюдов.
в) Она и не вымирает вовсе, а живет и процветает.
Мои домыслы только подкрепляет фамилия Рокфеллер, которая, как мне недавно рассказали, непосредственно связана с какой-то из подобных организаций.
Но вернемся к нашим баранам. Когда произошла трагедия в московском метрополитене, и погибли трое студентов моего вуза, главный корпус которого находится на Парке Культуры, а два других в Сокольниках, то есть на той же, красной, ветке, неудивительно, что девушка, про которую я говорила выше, рьяно взялась собирать деньги для родственников погибших ребят. Меня это потрясло до глубины души. Я не понимала, что чувствует она и другие "благотворители", смотря на портреты с траурными лентами, наполовину скрытые за горою цветов. Я не представляла, как можно так близко принимая эту трагедию к сердцу, думать о деньгах. Зачем мамам, бабушкам и сестрам улыбающихся с портретов молодых людей ваши деньги? Почему, скажите, все первым делам думают о бумаге? У людей случилась трагедия: они потеряли близких, а им пытаются заменить их бумагой: государство пихает этот миллион рублей, а еще и вы со своей милостыней. Задумались бы хоть раз, что чувствуют люди, оставшиеся без самых близких. Не нужны им ваши деньги и сострадание не нужно. Не трогайте их...
В том ли дело, что люди не хотят думать о чувствах других людей, или в том, что "пожертвовать" ассоциируется в первую очередь с "отдать деньги", что человек отрывает от сердца бумажки, ставшие самым дорогим для большинства, чтобы показать, что ему "не все равно"? А можеть быть, в желании показаться "хорошим", гуманным, добродетельным, милосердным?









Смотрите также:

No related posts.