Японско-китайское упражнение

Японско-китайское упражнение

Сегодня решила привнести в свою практику побольше восточных элементов, но при этом хотелось, чтобы это была именно моя практика, а не вычитанная где-то.

В результате получилось нечто японско-китайское: около двух часов я созерцала цветущую вишню...ездя вокруг нее на велосипеде. Я ни на минуту не останавливалась, и старалась не отрывать взгляд от вишни. Где-то на пятом кругу, когда я уже досконально знала дорогу, и все остальное время велосипед был продолжением моих ног, моим железным конем, который сам знал, куда поворачивать, в то время как зрение и обоняние были полностью сконцентрированы на вишне.

Есть в Киеве небольшой скверик, в котором насажено множество фруктовых деревьев и сейчас они все в цвету. Цветут здесь и уже отцветающие розовым цветом абрикосы, и недавно зацветшие груши, еще в бутонах, еще обещающие явить миру свое великолепное зловоние (не выношу этот запах, и просто восхищаюсь внешним видом этого дерева - вот уж амбивалентность, как ни крути), и в центре всего этого прекрасного сада растет небольшая, но сплошь покрытая белыми цветами вишня, которая в то предзакатное время была полностью освещена солнцем, тогда как остальные деревья оставались в тени.

На двадцатом круге я прекрасно поняла японцев, для которых медитация на цветущую сакуру - важная часть культуры. Сакура цветет лишь раз в году, поэтому посмотреть на нее и помедитировать мы можем в жизни раз 60-80, если повезет, следовательно, цветущая сакура - это символ быстротечности времени. Также, разумеется, это символ красоты и гармонии природы, природы в ее лучшем проявлении, многообещающей и жизнеутверждающей природы, состоящей из божественной праны.

Но есть и еще один момент в цветущем сквере, который, конечно, не имеет отношения к восточной философии, но является частью моей личной истории. Именно в этом цветущем саду я в свое время пережила личную трагедию: утрату божественного рая детства и полное погружение в нигредо. Это было в 2005 году, и тогда тоже все деревья в этом сквере были в цвету. Нужно отметить, что поймать одновременно цветущие абрикосы, вишни и груши можно лишь один день в году, т.к. завтра абрикосы уже отцветут, и великолепие будет неполным. И тогда был такой же день, как и сегодня. Я шла в тот день с курсов вождения после крупной ссоры со своим инструктором, который заявил, что не стоит мне вообще садиться за руль (автомобиля). Это был мой последний год обучения на бакалавра, и весна в тот год символизировала не столько начало чего-то нового, сколько (в сугубо моей извращенной интерпретации) конец всего старого и прекрасного, в частности, свободы и обеспеченности.

Вишни и абрикосы цвели в полную силу, наполняя воздух ароматом и превратив обычный небольшой сквер рядом с проспектом в райские кущи. Вокруг сновало множество детей, мамаш, рабочих, алкоголиков. Каждый из них занимал какое-то место в этом мире, я же чувствовала себя выброшенной на обочину жизни, я стояла на распутье дорог, которых даже не видела. Я смотрела на детей, и понимала, что уже никогда не смогу вот так радостно воспринимать построенную кем-то маленькую скользящую горку, смотрела на мамаш и не понимала, зачем они рожали детей, и что они могут им дать при всей своей тупости и мещанстве, и понимала, что никакой мамашей я быть не хочу, а затем смотрела на рабочих, и представляла их жизнь как ад, тюрьму и эксплуатацию. С алкоголиками тоже было все понятно. В общем, я точно знала, чего не хочу, а окружающий мир мне давал лишь примеры того, чего хотеть никак не нужно. Это был период, когда Господь меня оставил, а вернее, когда я перестала видеть его во всем вокруг, и даже цветущие вишни, казалось, были здесь лишь искусственной декорацией, призванной напоминать мне о том дне, когда я якобы в своем заблуждении относительно позитивности и доброты окружающего мира могла беззаботно смеяться и о том, что теперь я этого уже не могла.

Сегодня, вновь вернувшись в тот сад спустя пять лет (в прошлом году я планировала туда отправиться именно в такой одновременно цветущий день, но что-то мне помешало), я наконец, почувствовала, что полностью свободна от разочарований, от бессмысленной ностальгии, от нигредо, от Иалдабаофа. Потому что я нашла свое место в этом обществе, в этом мире, и меня даже не смущает тот факт, что посмотреть на цветущую вишню мне осталось меньше ста раз, и что весен будет не больше, чем лет. Также меня совершенно не смущает то, что я не хочу быть мамашей, ребенком, алкоголиком и рабочим. У меня совершенно особенная задача здесь, и осталось только найти в себе внутренний стержень для того, чтобы добиваться цели, не отклоняясь ни на шаг. И динамическая медитация на велосипеде вокруг цветущей сакуры дала мне это отчетливо понять и вновь вернула мне ощущение бесконечного блага, которым пропитана вселенная.
Японская книга великолепные упражнения



Смотрите также:

No related posts.